Студия ткани “Соль”. Между Востоком и Западом.

Студия ткани Соль.  Между Востоком и Западом.

Встреча с Александрой Калошиной  – большая удача, с глазу на глаз – удача вдвойне. У нас был завтрак, чай с круассанами, беседа на час и полное погружение в тему текстильного дизайна.

Соль – короткое название, всего лишь 4 буквы, за которыми стоит уникальный бизнес по производству тканей. Это если коротко! А если подробнее, ваша студия -это о чем?

Мы о том, что нужно нашему рынку на нынешнем этапе. Мы о придумывании ткани, о дизайне ткани, о том как сделать изделие таким, которое бы останавливало потребителя, заставляло его подойти к нему, взять, рассмотреть и купить. Мы об уважении к традициям, о глубоком интересе к миру, о любви к людям, о большом профессионализме и невероятной работоспособности. Мы об этом!

Почему возникла необходимость создания такой студии дизайна?

Много лет, сначала продавая ткани, потом изготавливая из нее изделия, мы наблюдали, как наши модельеры раскладывают ткань на столе, мы видели, что это прекрасный рисунок ткани, но был бы этот цветок чуть правее, левее, мельче или крупнее, изделие получилось бы более удачным, экономичным, легким в производстве и, в то же время, более красивым. И через какое-то время,  нам захотелось поправить этот рисунок, поправить ткани, в том числе, высокой моды. Звучит так немножко залихватски, но однажды мы поняли, что потребителю нужен другой рисунок ткани и другая ткань. Мы поняли, что можем это сделать и создали собственную студию дизайна, вышли на потребителя и этот опыт оказался очень успешным.

Ставя такую амбициозную цель 16 лет назад, вы понимали, во что все это выльется?

Нет! 16 лет назад мы не понимали, во что все это выльется, мы просто работали и изучали ткань во всех ее проявлениях. Мы смотрели, кто покупает ткань, как покупает, какие рынки выпускают ткань и  какие вопросы задают при покупке.  Получился гигантский, совокупный опыт, который пригодился  в студии дизайна ткани “Соль”

Каковы  основные достижения вашей студии?

Самое наше большое достижение, что мы вышли вперед в той отрасли, где наша страна до этого, наверное, не была лидером.  Текстильный дизайн у нас не был развит. Мы вышли на самую большую и авторитетную текстильную выставку в мире Premiere Vision. Это было непросто! Число участников ограниченно, около 300 компаний, свободных мест на выставке никогда не бывает, число желающих выставляться велико, и это сильное европейское лобби. Мы не раз подавали заявки, потом приходили несколько комиссий, поступить в МГУ мне было легче, чем попасть на эту выставку. Нам нужно было доказать свою состоятельность. Доказать, что мы не случайная компания.

А что послужило доказательством вашей состоятельности для руководства выставки? 

Прежде всего,  история компании. Они очень внимательно просматривают, что это за компания, когда она была создана, нам даже пришлось предоставить  состояние банковских счетов. К счастью, все удалось. Первый сезон был большой проверкой,  нас поставили в самый дальний угол со словами “ну вы тут постойте, 4 сезона к вам никто не подойдет и вы ничего не продадите”. Я очень огорчилась, но оказалось, все что не делается, делается прекрасно, То, что мы оказались в забытой части выставки, нас в какой то степени спасло, потому что интерес к нашим рисункам оказался таким высоким, что на второй день мы распродали практически все. Соседи рассматривали нас с изумлением, “Что же это за компания, стоит где-то в углу, и у них толпа на стенде?”

Что привлекло покупателей?

Сейчас европейский покупатель очень широко идет на восток, осваивает новые рынки, то же самое происходит с восточным покупателем, он идет в Европу.  Мы нашли свою изобразительную манеру, очень свойственную россиянам и прошли по этой тонкой грани слияния двух рынков.  Мы сделали дизайны немного европейского толка, но немного более декоративные, чем в Европе. В результате, нас покупает восточный покупатель, думая, что это европейский дизайн. Примерно то же самое происходит с европейским покупателем. Они думают, что наш дизайн восточный. То есть восток считает нас западом, а запад считает нас востоком. Очень хитрый ход и вот на этой тонкой грани мы балансируем уже три сезона. Сейчас смотрим, что эту политику начинают ловить другие компании, нас начинают копировать. Это приятно.

Как вы смогли понять эту грань, сойтись в этой правильной точке?

Это свойственно нашему национальному характеру! Достаточно хорошо проанализировать наш рисунок, наш национальный продукт, европеизировать его и мы получаем очень правильный товар сразу для двух гигантских частей мира.  Сейчас нас  покупает практически весь мир, самый большой покупатель-  Восток, а так же массовые производители ткани и одежды – Китай, Корея и Турция. Нас даже африканские страны покупают, Гана покупает самые яркие и декоративные  рисунки. Но реальный пункт гордости и радости, что нас стали покупать в России!

Неужели в Китае, Нью-Йорке, Париже нет художников, которые могут нарисовать похожие эскизы?

Есть, но у нас другое мышление – мультинациональное. Мы подстраиваемся под разные задачи, к тому же  нашего предприятия уникальный спектр знаний, мы не просто  делаем рисунок, мы делаем его очень удобным для производителя, мы знаем конечный результат, знаем как сделать паттерн выкройки удобным для производства. Те, кто попробовал хотя бы раз работать с нашим рисунком, практически все остались нашими клиентами.  Мы только расширяем клиентскую базу, мы не потеряли ни одного клиента за эти годы, потому что есть удобство красоты рисунка, есть инновативность. Мир меняется очень быстро и даже потомственные текстильщики, выученные поколение за поколением понимать ткань, не успевают за развитием этого мира. На смену хорошему рисованию, правильному рисунку, красивому цвету идет спектр удобства рисунка, сильнейшей аналитики, новых изобразительных манер, а это уже включённость в мировую культуру и умение понимать гигантский спектр задач.

Получается, ваша студия очень четко, очень искусно чувствует запросы потребителя?

Мы просто погружены в жизнь потребителя. Каждую секунду, каждое утро, когда ребята открывают чистый файл, берут чистый лист бумаги или кисточку,  я повторяю им один и тот же вопрос,  “Представьте свой рисунок, а теперь представьте, кто его купит”.  Это вторая мысль, которая должна посещать художника.

Ребята рисуют  и от руки, и на компьютере?

Рисуют всеми способами, но обрабатывается все в компьютере, потому что исходный продукт, который мы продаем – это компьютерный файл и пример рисунка, напечатанный на ткани.  И здесь, конечно, наша слабая сторона, потому что в России негде напечатать образец ткани надлежащего качества. Поэтому все время думаем о становлении сильного печатного производства в России

То есть, мысль о создании своего производства витает в вашей голове?

Она не то чтобы витает, это производство нами уже досконально изучено, просчитано. Я слежу за становлением такой фабрики в Польше, печатное производство, плюс они еще продают ткани. Если Польша освоила, чем же мы хуже. Но это проект национального масштаба, который даст гигантский толчок очень многим отраслям легкой промышленности. На первом этапе  он достаточно затратен, и здесь нужна помощь государства.

Вторая часть интервью здесь

Студия ткани “Соль”

Официальный сайт//// Facebook

Студия ткани Соль.  Между Востоком и Западом.

Продолжение следует…

 

Поделиться в соц. сетях

Студия ткани Соль.  Между Востоком и Западом.
Студия ткани Соль.  Между Востоком и Западом.
Студия ткани Соль.  Между Востоком и Западом.
Студия ткани Соль.  Между Востоком и Западом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *